30dff957

Мурзин Геннадий - Московская Штучка



Геннадий МУРЗИН
МОСКОВСКАЯ ШТУЧКА
  Аннотация:
В провинции появляется некий молодой щеголь, который вызывает к себе большой интерес. На него начинают иметь виды местные дамочки. Это и понятно: юноша, по его словам, весьма близок к столичной богеме, на коротке с звездами театра и кино.

Впрочем, и партийная номенклатура (события происходят в шестидесятые годы прошлого века) строит также свои планы. Ну, и дальше...
  
  ЧАСТЬ 1
  
  СВЕРДЛОВСК. ОБКОМ КПСС.
  СЕМЕН ИСААКОВИЧ АСМОЛОВСКИЙ, одолеваемый совсем недобрыми предчувст-виями, встал, вышел из-за добротно сделанного письменного стола и стал вышагивать по кабинету: пять шагов туда и пять - обратно. Он - атеист и не верит ни в Бога, ни в чёрта. Однако, наученный горьким опытом, знает: когда такое вот душевное томление, на сердце тяжесть, то ждать чего-либо путного не приходится.
  Подошел к окну. Посмотрев за окно, удовлетворенно хмыкнул и вслух, хотя в кабинете он был один, пробурчал:
  - Пустили-таки. Привыкли. Без толкача1 - никуда.
  Реплика относилась к роскошному фонтану, что напротив, в уютном скверике, отделяющем проезжую часть проспекта Ленина от внушающего почтение всем своим видом здание обкома.
  Пару дней назад он, Асмоловский, нечаянно стал очевидцем, как Первый2, проходя по ши-рокому обкомовскому коридору, проворчал:
  - Июнь заканчивается, а фонтан?..3 Почему бездействует? Безобразие!
  Слова, брошенные походя, и, кажется, не адресованные ни к кому конкретно, не повисли в воздухе. Слово Первого ловили на ходу и немедленно реализовывали. Первому это нравилось.

А кто в обкоме, при случае, не хотел обрести знак внимания его, Первого?! Это же гарантия продвижения по иерархической лестнице.
  Семен Исаакович, поймав на лету возмущение обожаемого им Первого, бросился к себе, в кабинет, позвонил председателю горисполкома, хорошенько отчитал. Тот сначала оскорбился и попробовал огрызнуться: не мальчишка, мол, чтобы ему, председателю горисполкома, устраивать головомойку по таким пустякам. Но, услышав, что этим недоволен сам Первый, прикусил язык, по-обещав немедленно устранить "явное упущение городских коммунальных служб".
  Ему, Асмоловскому, с высоты пятого этажа открывался великолепный вид: само собой, скверик с фонтаном по центру и обрамляющими его великолепными клумбами, куда цветы высажи-вались в первую очередь, поэтому расцветали первыми в городе; запруженный транспортом главный городской проспект, а далее, за ним городской пруд, гладь которого сейчас покрылась рябью; спра-ва - облсовпроф, а еще правее - почтамт.
  Прошел, грохоча на стыках, трамвай. Шум трамвая проникал даже сквозь хорошо закрытые створки окон.
  Асмоловский помнит, как на одном аппаратном совещании кто-то из присутствующих (ка-жется, это был инструктор общего отдела Уткин) подал идею: надо, мол, закрыть движение трамвая по главному проспекту областного центра; рельсы разумнее перенести на параллельную улицу, то есть пустить трамвай по Малышева.
  Наступила тишина, потому что все обратили внимание: идея Первому явно пришлась не по вкусу. Он тяжело заворочался на стуле, насупился, обвел всех присутствующих тяжелым взглядом, дольше всех задержавшись на фигуре заведующего общим отделом Бельченко.
  - Так, - тихо произнес Первый, а после паузы, на протяжении которой он пальцами о сто-лешницу выбивал мелкую дробь, спросил. - Кому еще мешает трамвай? - все молчали. - По-нят-но, - по слогам произнес он и в голосе явно стал проступать металл. Переведя взгляд на автора идеи, си-девшего неподалек



Назад