30dff957

Мурзин Геннадий - Без Вести Пропавший



УРАЛЬСКИЙ МАКСИМ (ГЕННАДИЙ МУРЗИН)
БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИЙ
  
  
  
  
  ГЛАВА 1
  
  
  
  7 СЕНТЯБРЯ. ВТОРНИК. 12. 10.
  ЗАЗВЕНЕЛ ДОЛГОЖДАННЫЙ ЗВОНОК. Учительница физики Зоя Алексеевна Не-красова еще продолжала говорить, но восьмиклассники ее уже не слушали: первыми мальчишки, а за ними и девчонки сорвались с мест, высыпали из класса в коридор.
  Стало невероятно шумно. Не стало тише даже тогда, когда мимо школьников по коридо-ру, бросая окрест холодный орлиный взгляд, прошествовал сам директор Лев Моисеевич Зиль-берт.
  Образовались группы и группки. Там, где коридор сворачивал к лестничной площадке, ведущей со второго на третий этаж, возле самого окна собралось четверо восьмиклассников. Один из них что-то рассказывал, а остальные громко смеялись.
  В этот момент рассказчик почувствовал, что кто-то грубо взял его за рукав. Он повернул-ся и увидел своего одноклассника.
  - Тебе чего, "Сара"? - это была кличка Сарварова, на которую тот страшно обижался. Для него она обидно звучала по двум причинам: во-первых, как намек на его бабский характер, во-вторых, как догадка его еврейского происхождения.
  - Посторонись, я сяду, - злобно вращая зрачками, сказал Сарваров.
  - Куда сядешь?
  - Сюда, - парень ткнул рукой в подоконник.
  - С какой стати?
  - С такой, "Серый"!
  - Садись, - сказал "Серый", - если сумеешь "посторонить" меня.
  - Отойди, - грозно выпятив грудь и приблизившись к "Серому", сказал Сарваров, - а то...
  - А что "то"? Ну, давай. Не стой, как пень. Ну! - "Серый" явно поддразнивал.
  Сарваров отступил. Впрочем, "Серый", парень не злой и вполне миролюбивый, знал, что все этим и закончится.
  Сарваров повернулся, зло сплюнул на пол и, уходя, сказал:
  - Ну, ты еще у меня поплачешь.
  "Серый" спросил:
  - Что, папаню на помощь призовешь? Нет, лучше об этом маменьку попроси, - Сарваров остановился, что-то хотел сказать, но ему не дал "Серый". - Иди-иди, трус несчастный.
  Раздался звонок на урок английского.
  Сарварова, действительно, в школе все мальчишки считали трусом, но трусом злобным и коварным, готовым исподтишка сделать любую пакость. Но педагоги относились с осторожным почтением. Из-за его родителей.
  Мать славилась тем, что после каждой полученной сыночком двойки прибегала в школу и с пеной у рта доказывала учителям, что ее чадо самое способное, самое умное на свете, а потому отрицательных оценок не заслуживает.
  Сарваров-отец хоть и не бегал по всякому поводу в школу, однако его руководство школы побаивалось. Этому есть объяснение: Леонид Федорович Сарваров - человек очень известный в Нижнем Тагиле. В 80-е он был секретарем парткома на железной дороге (позднее даже стал секре-тарем райкома), и потому всякий раз избирался депутатом районного и городского Советов.
   Очевидцы свидетельствуют: Леонид Федорович в те еще не столь давние времена почти-тельно относился к любому выше его стоящему партийному начальнику, угодливо, старался мель-тешить пред начальственными светлыми очами. В качестве примера рассказывают такое.
  В 1976-м первым секретарем обкома КПСС избрали Ельцина, поскольку его предшествен-ник, Рябов, стал секретарем ЦК КПСС.
  Власть в области сменилась и, кажется, надолго. Почуяв это интуитивно, Леонид Федоро-вич, только-только начавший партийную карьеру, стал держать нос по ветру. Перво-наперво он решил показаться Ельцину. Но как?

Проблема, так как первый и не подозревает еще о существо-вании Сарварова. Значит, надо найти повод попасть на глаза. Для начала - мельком, в тол



Назад